Аналитикаmediasat.info16 февраля 2021

Исмет Языджи, CEO lifecell: в 2020 году мы стали прибыльной компанией впервые за 15 лет

2020 год – успешный с точки зрения бизнеса для телеком-отрасли?

Начну с того, что 2020 оказался совершенно странным годом. Понятно, что причина тому – COVID-19. Как только начался карантин – стало очевидно, что год будет не самым удачным для бизнеса в стране. Конечно, как коммерческая компания, мы должны действовать по принципу, что компании, которые занимаются бизнесом – в первую очередь думают о доходе, о прибыли, о марже. Но есть еще одна роль, которую исторически игнорируют либо недооценивают. Эта роль социальная, и она заключается в поддержке общества, граждан в трудные времена. Поэтому нашей первой реакцией на локдаун, как социально ответственной компании, – было помочь всем медицинским работникам, врачам. Мы им предложили специальные дополнения к их тарифным пакетам в виде дополнительными бесплатных 1500 минут и 20 Гб интернет-трафика, где бы они не находились, чтобы удовлетворить их потребности в коммуникациях с коллегами, пациентами и больными. Предложением воспользовались более 14 тысяч медицинских работников.

Потом мы поняли, что большинство украинцев во время карантина будут находиться дома на изоляции и ценность общения с родными, близкими становится больше. Компания Glovo стала нашим партнером по доставке стартовых пакетов в районах с логистической возможностью, всем, кто их заказал. Доставка осуществлялась в течение 45 минут в радиусе 2.5 км от точки продажи lifecell.

Украинцам, которые застряли в марте 2020 за рубежом, мы предложили «Экстренный виртуальный номер BiP» за 1 гривну для оптимизации расходов на голосовую связь. Функционал мессенджера BiP позволил абонентам, находившимся за пределами страны принимать и осуществлять звонки именно с украинским номером, но без наличия физической SIM-карты. Для этого им необходим был доступ к сети интернет (мобильной или Wi-Fi), установленный мессенджер BiP и активированный украинский виртуальный номер.

Украинцам, у которых не было возможности пополнить счет, мы предложили воспользоваться BiP SOS-пакетом. С помощью этой услуги абонент через меседжер BiP мог звонить на любые украинские номера (мобильные и городские), даже если на его счету не было достаточно средств.

В апреле, когда стало понятно, что карантин это надолго, – мы запустили акцию «Апрельский безлимит» и предоставили нашим абонентам возможность общаться без ограничений с помощью голосовых звонков на любые номера мобильной и фиксированной связи по Украине.

С одной стороны пандемия стала ограничивающим фактором для многих людей, с другой стороны мы пытались разблокировать общение, пытались снять барьеры, которые существовали между людьми. Эпоха COVID-19 стала лакмусовой бумажкой для всех мобильных операторов. Мы поняли на практике, что высокая ставка интерконнекта, которая существует в Украине, – была сдерживающим фактором и привела к тому, что люди имели меньше возможности общаться друг с другом, при наличии номеров разных операторов.

Параллельно с тем, несмотря на карантин, наши сотрудники продолжали работать в полях, в регионах, чтобы предоставлять людям доступ к общению и передаче данных – строили еще больше базовых станций, чтобы мы имели возможность покрыть больше территорий, проводили ремонтные и профилактические работы. Безусловно, нашим главным ориентиром и приоритетом в этой ситуации были наши сотрудники и их здоровье. Как компания, мы обеспечили их всем необходимым, чтобы они не попали в зону риска при исполнении служебных обязательств.

Так же мы сделали все возможное, чтобы наши абоненты и простые украинцы не подвергали себя риску. Весной мы начали общенациональную кампанию «Будь дома». Наши абоненты, когда смотрели на экран мобильного телефона вместо названия оператора «lifecell» видели надпись «Bud’vdoma», как напоминание, о том, что необходимо себя беречь и выходить на улицу только в случае крайней необходимости.

Я очень горжусь сотрудниками компании, которые самостоятельно провели фандрейзинговую кампанию «BIG HEARTED COMPANY» внутри lifecell» и собрали 440 000 грн. Средства пошли на приобретение 2 аппаратов ИВЛ для украинских центров борьбы с COVID-19: опорной больницы Киевской области – Белоцерковской городской больницы №3 и Уманской городской больницы. (Общая стоимость двух аппаратов ИВЛ составила 1 млн 50 тыс. грн).

В начале марта, когда только начались разговоры о карантине, мы закрыли все наши офисы, а сотрудники были переведены на дистанционную работу.

Что касается бизнес-показателей 2020 года, я не могу поделиться данным за IV квартал, но во II и III мы достигли показателей, которые были рекордными для компании. Я думаю, вы в курсе истории, где мы постоянно обещаем, что lifecell вот-вот станет прибыльной компанией? В июне 2020 года, впервые за 15 лет, мы стали прибыльной компанией, и показатели продолжают расти. Это касается не только финансов, но и данных абонентской базы, которая является важным мерилом для любого оператора.

Я задаю себе вопрос: «Почему так произошло, как это все началось»? Думаю, что это результат инвестиций в 3G, затем в 4G, в покрытие, в качество, в клиентоориентированность. Люди начинают обращать внимание на нас, уделять больше внимания нашим сервисам. 2020-й год начался очень негативно. В Украине, к сожалению, как и в других странах, много летальных исходов от коронавируса. Но, несмотря на эти печальные события, наш бизнес все же чувствовал себя довольно неплохо в течение года. И я уверен, когда мы обнародуем финансовые показатели за 2020-й год, вы также согласитесь с нами.

Детализация по направлениям

Развитие сети и переход на 900 МГц

Актуальный вопрос о 900 МГц. Для начала предоставления услуг в этом диапазоне, мы с другими операторами должны были провести рефарминг частот. Процедура эта началась на Западе Украины, я этот регион называю «королевством Киевстар», потому что в той части Украины «синий» оператор – безоговорочный лидер рынка в течение последних 10-15 лет. Как отметил в своем сообщении в сети Фейсбук бывший президент компании «Киевстар» Петр Чернышев: «Если абонент наиболее популярного оператора пожелает перейти к другому, особенно в регионе, где большинство населения подключены именно к наиболее популярному оператору, он сталкивается с реальностью стоимости звонков из одной сети на другую». Такая ситуация в Украине произошла из-за так называемого «клубного эффекта» и ставок интерконнекта. Исходя из этого, мы знали, когда реализуем проект в 900 МГц, у нас будет мало шансов, что к нам присоединится большое количество новых абонентов в конкретном регионе. Но по мере продвижения рефарминга на Восток, мы все больше включались в процесс (сейчас рефарминг уже завершен, прим.ред.).

С самого начала проекта мне не давал покоя один вопрос: «Почему никто в стране не задумывался над тем, что огромные компании, которые заработали на украинском рынке миллиарды гривен за последние 15 лет, не делали инвестиции в сельскую местность и не работали над созданием благоприятных условий для этого процесса? Поэтому, когда крупные операторы показывают бурную деятельность и пытаются что-то делать, я всегда спрашиваю: «А где вы раньше были, ребята»?

Что касается моей позиции, то я полностью поддерживаю эту инициативу, проект мне очень нравится. Хорошо, что нынешнее украинское правительство взяло на себя инициативу по внедрению мобильной связи в сельских регионах и является драйвером преодоления цифрового разрыва. Я верю, что разница между городом и селом в плане доступа к цифровым услугам и сервисам не только сократится, но и исчезнет как позорное явление.

Интернет в метрополитене

Интернет в киевском метрополитене и доступ к сети 4G – это еще одна хорошая история 2020 года. И поверьте мне, ни деньги, ни инвестиции не перекроют то количество усилий и времени, которые были потрачены для преодоления бюрократических преград и в борьбе с бюрократической машиной на пути к реализации проекта. Я помню, как на встрече с мэром Киева Виталием Кличко я говорил, что много где в мире в метрополитене люди пользуются 4G, передачей голоса и данных. В Киеве, столице самой большой страны Европы, существовала монополия на инфраструктуру, и мы не имели возможности разместить оборудование. Я до сих пор считаю, что доступ к мобильному, к широкополосному интернету – являются одним из основных прав человека. Поэтому мы, представители трех мобильных операторов, были рады предоставить жителям столицы такую возможность.

Рынок услуг роуминга

Как оператор связи мы понесли значительные потери от невозможности предоставления сервиса, ведь люди почти не путешествовали. По итогам 2020 доход от услуг в роуминге по сравнению с результатами 2019 года снизился практически вдвое. И я не ожидаю значительных улучшений в области туризма и перевозок пассажиров как минимум до начала лета 2021 года. Поэтому мы не прогнозируем оптимистичных показателей этого направления по результатам года.

Но по сравнению с другими бизнесами: авиаперевозки, туризм, HoReCa – в нашей отрасли ситуация более-менее взвешенная и прогнозируемая.

Главное мое желание, чтобы COVID-19 победили благодаря лекарствам или вакцинации, и люди зажили старой жизнью без пандемий и коронавирусов, с открытыми границами и свободой передвижения. Это сейчас главный приоритет.

Результаты от MNP

На самом деле, сейчас мы оператор №1 по количеству перенесенных к нам номеров. Но если мы сравним количество абонентов, воспользовались услугой MNP с общей базой мобильных абонентов в Украине, то эта цифра незначительна. Причина – несовершенная процедура и методология переноса. Когда вы пожелаете сменить оператора, который обслуживает ваш номер, в первую очередь будете обязаны обратиться к вашему нынешнему оператору, и ваш оператор сделает все возможное, чтобы вы от него не ушли.

В странах Европы такая услуга доступна уже около 15 лет. В Украине диалог о реальном внедрении, а не просто разговоры, начались через 10 лет после того, как в Европе мобильные операторы не привязывали абонента к себе номером. Поэтому мы и хотим настроить эту систему, чтобы она работала так, как нужно, и выигрывал в первую очередь абонент.

Если потребитель захотел сменить оператора связи, он в первую очередь должен обратиться к новому оператору, где ему не скажут, что отсутствует техническая возможность, или процесс переноса номера занимает от 3 до 6 месяцев. Наша команда специалистов готова перенести номер гораздо быстрее. Для меня MNP – это демократия на рынке мобильных операторов, пользователи имеют право голосовать гривной за того оператора, который им нравится. И если кто-то блокирует этот процесс – значит, что он не уважает право людей на свободный выбор. Можно блокировать и в дальнейшем этот процесс, но я уверен, что рано или поздно система даст сбой, потому что свободу невозможно остановить.

Ситуация по ставкам интерконнекта?

Как я уже говорил, в Украине существует так называемый «клубный эффект», и его существование одна из причин поддержки ставок интерконнекта высокими для того, чтобы закрепить позиции доминирующих операторов. Главная цель – задержать пользователей в собственной сети, где они могут бесплатно звонить абонентам этой же сети. А вот если возникает необходимость позвонить на номер другого оператора – то, соответственно, наступает наказание в виде высоких тарифов и расценок.

Мы даже заказали исследование компании FactumGroup. Был проведен опрос абонентов разных мобильных операторов об их отношении к звонкам на другие сети. Выявлено, что большинство украинцев до сих пор обращают внимание на то, абоненту какого оператора они звонят. Звоня на номера другого оператора, они пытаются говорить как можно быстрее, чтобы сэкономить средства и пакетные минуты. С этой же целью абоненты одновременно используют несколько сим-карт. При этом, более половины «мультисимеров» испытывают неудобства от расходов на связь из-за необходимости оплачивать услуги нескольких операторов.

На европейском рынке мобильной связи общим стандартом являются anynet-тарифы – когда звонки на все сети включены в тариф без каких-либо ограничений. Исследование FactumGroup показало – 79% респондентов хотят, чтобы и в нашей стране на законодательном уровне цена минуты звонка на сети других операторов была такой же, как сейчас стоимость звонка внутри сети. В то же время, только 13% респондентов, из обращающих внимание на номер абонента, готовы жаловаться в государственные структуры на ограничение возможности общения с абонентами других операторов .

Не нужно далеко ехать, пример соседней Польши показателен. Если мы зайдем в первый попавшийся магазин по продаже стартовых пакетов в условном Пшемисле в 5 километрах от украинской границы и спросим у продавца, есть ли какая-то разница между тарифами на звонки внутри сети (onnetcalling) и на сети других операторов (offnetcalling), они нас просто не поймут. Потому что такая дискриминация там была ликвидирована более 10 лет назад. А ваши читатели еще могут помнить в Украине тарифные планы, где оператор насчитывал собственному абоненту 10 копеек на счет за звонки из других сетей на его номер.

Даже несмотря на то, что за последние несколько лет ставки интерконнекта в Украине снизились в несколько раз, они все равно высоки. Я считаю, что их стоимость должна быть на уровне себестоимости, оптимальная цена – 3 копейки. Хотя сейчас нам приходится платить в три-четыре раза больше из-за того, что другие операторы не желают идти нам на встречу. И это еще один барьер, который мы хотим преодолеть, потому что эти препятствия стоят не перед операторами, а перед всеми потребителями.

Услуги бескарточного номера eSim

Мы были первым мобильным оператором из «большой тройки», кто запустили в Украине сервис eSim. Если ваш телефонный аппарат позволяет не использовать физические карты мобильных операторов, или вы часто путешествуете, или экспат, почувствуйте свободу. Вам не нужно покупать карточку, она может быть виртуальной в вашем мобильном телефоне. За этим будущее.

С изменением парка смартфонов на руках у абонентов будет расти количество eSim абонентов. Ведь в собственном аппарате вы можете одновременно держать два, три, даже четыре номера, лишь бы вы только оплачивали абонентскую плату. За исключением жесткого карантина марта-апреля 2020 мы наблюдали стабильный рост продаж eSIM от lifecell. Например, по сравнению с ноябрем 2019 года, количество активных электронных SIM-карт в сети оператора в августе 2020 выросло на 94%.

Услуга мобильного телевидения

Не могу сказать, что наличие телевизионного сервиса в тарифах мобильной связи является главным драйвером продаж. Но на самом деле эта услуга востребована абонентами. Ведь они покупают не просмотр телеканалов, а возможность просмотра. При любых обстоятельствах, если у вас нет возможности посмотреть контент на большом экране, у вас есть мобильный телефон, который предоставляет возможность – не пропустить трансляцию.

На услугу существует стабильный спрос, и бизнес в этом направлении растет. С момента запуска сервиса «TV+» у нас около 600 тысяч скачиваний приложения, прирост скачиваний составляет + 50% от года к году.

Тот факт, что «Датагруп» приобрела компанию «Воля», – считаю хорошей новостью, которая никак не повлияет на наши партнерские отношения, и они станут еще более продуктивными и взаимовыгодными.

Назовите размер инвестиций в сеть lifecell в 2020?

Как я уже говорил, финальные показатели нашего финансового отчета мы публично представляем в феврале. За последний квартал 2020 году инвестиции выросли, и скоро мы увидим финальные цифры, но в любом случае, инвестиции в 2020 году были не менее 2 млрд. гривен.

Если вы посмотрите на показатели других операторов, то я могу заверить, что мы единственный оператор, который инвестирует так много собственных доходов в страну. И важно смотреть не на сумму инвестиций, а на сумму реинвестиций.

Какой показатель ARPU в сети lifecell?

В 2020 году показатель ARPU возрос, сейчас если я не ошибаюсь, у «Киевстар» – 78,5 гривен в месяц с абонента, у «Водафон» – 79,1 гривен, у нас – 76,3грн.

По сравнению с европейскими странами, показатель APRU у нас очень низкий, хотя на самом деле затраты на строительство сети, базовых станций – одинаковы что для Европы, что для Украины. И соответственно, у нас очень разная рентабельность бизнеса. Это к тому, что новейшие технологии и новшества внедряются в Украине с существенной задержкой по времени.

Шеринг инфраструктуры оператора – каннибализм или справедливое развитие рынка?

На самом деле, здесь трудно говорить о развитии, лично я его не вижу в плане большой разницы между тем, что было и как стало. Возможно, ситуация улучшится с использованием диапазона 900 МГц, но пока наблюдаю очень слабую конкуренцию и медленные темпы развития. Между операторами действительно был подписан Меморандум, но в нем очень много разительных условий и требований, как то одинаковая сумма инвестиций, без определения количества абонентов или доходов.

Технологическая нейтральность – миф или реальность для Украины?

Если Правительство Украины хочет как можно быстрее получить максимальное покрытие территории мобильной связью и широкополосным интернетом, то должны помочь операторам, и предоставить им возможность разворачивать сети с использованием частотного ресурса, который хочет и может использовать оператор в конкретной точке. Потому что за эти частоты оператор уже уплатил государству средства в виде лицензионных сборов.

Раньше мы платили деньги за развертывание сети 3G, потом на тендере выкупили новые частоты для развертывания 4G. Мы хотим использовать ресурсы и технологии эффективно. И ожидаем на взаимность.

Яркий пример – построение сети на частотах 900 МГц в сельской местности. Для того чтобы покрыть эту территорию, маленькие города, села и поселки – мы вынуждены использовать башни высотой 50 – 70 метров. Если нам повезет, мы получим все разрешения и построим мачту и базовую станцию где-то посреди поля за 10 месяцев, если застрянем в бюрократии – от 14 до 20 месяцев. Я подталкиваю и призываю Правительство Украины к реформам, чтобы упростить сроки процессов и ускорить результаты в которых заинтересованы не только мы, но и Правительство, Министерство цифровой трансформации и все украинцы.

Схожая ситуация с рентной платой за частотный ресурс. Мы вынуждены тратить миллионы долларов на оборудование и строительство, а параллельно с нас берут большие деньги за использование радиочастотного ресурса, за который мы заплатили лицензионный сбор.

Отдельно уже идут разговоры про цифровой дивиденд и высвобождение частотного ресурса от цифрового телевидения. И здесь снова возникает вопрос: кто заплатит за частоты лицензионный сбор, куда заложены суммы на конверсию и высвобождение этих частот от телевидения и спецпользователей? Ведь по моему скромному мнению, государство может предоставить частоты бесплатно при условии развития сети в разумные сроки.

Правительство пытается наполнить бюджет в любой законный и возможный способ – это их право и обязанность. Ничего не имею против, но ситуация должна быть справедливой и правила игры одинаковыми для всех. Неужели нет альтернативных источников? В Украину завозятся мобильные телефоны тысячами, за которые не платятся никакие налоги и сборы. А могли бы оплачиваться и наполнять бюджет. И это честно и справедливо, как пример.

Какие услуги востребованы абонентами?

Наибольшей популярностью сейчас пользуется передача данных и видео, развлекательные сервисы, приложения, облегчающие жизнь людей. Внедрение 4G предоставило возможности людям со смартфоном в руках получать те же блага, что и людям с персональными компьютерами. В Украине действительно происходит цифровизация и диджитализация жизни. В частности, хочу отметить приложение «Дія», приобретшее большую популярность. Во время пандемии особое значение получили он-лайн образование и телемедицина. Хотя, к сожалению, я не вижу, чтобы Правительство разработало и внедрило общенациональную политику доступа к он-лайн образованию школьниками и студентами, потому что это важно для развития страны, государства, общества. Эта работа делается, но в большинстве случаев на региональном уровне, а не на общенациональном.

Будущее телеком-рынка в сегментах: IOT, SAAS, security?

На самом деле, мы хотим быть в топе всех этих направлений. У нас сформированы соответствующие команды, которые занимаются разработкой каждого из этих направлений, и интернета вещей и безопасности в интернете, и сервисов программного обеспечения, поэтому я считаю, что мы будем делать все возможное, для того чтобы быть в топе. Мы – самый маленький и самый молодой оператор в Украине и именно поэтому, мы очень инновационные, нам нужно бежать быстрее всех, в то время, как другие компании просто идут, если использовать такую метафору. Каждое из этих направлений перспективно для телеком-оператора и имеет будущее.

Контент-услуги: мобильные операторы vs МинЦифра vs НКРСИ. Кто прав?

Хочу сказать, что мы бесспорно правы, и я объясню почему. Ранее действительно была такая ситуация, когда пользователи могли не знать на какие сервисы они подписываются (неподтвержденная подписка Single Opt-in), и соответственно, тратили на это деньги. Например, случайно подписались. Но как только мы получали жалобу, замечали такую подписку – мы сразу ее блокировали, отменяли дополнительные расходы пользователей. Защищали наших абонентов от незапланированных и неоправданных расходов.

Все, что хочет сейчас сделать Правительство в лице МинЦифры и НКРСИ – еще больше осложнить нашу работу, услугу, которая называлась «opt-in» сделать двойной. Хотя на самом деле это не принесет никаких преимуществ для потребителей.

Какие планы компании по развитию проводного доступа в интернет?

В нашей дорожной карте такие планы есть. lifecell должен присутствовать на рынке фиксированного доступа к сети интернет. Сейчас рынок телеком-доступа находится в фазе «красный океан» и мы присматриваемся к нему. Не обязательно будем покупать местных операторов, чтобы воспользоваться их инфраструктурой. И не отказываемся от модели построения собственной сети, чтобы отличаться от уже присутствующих на рынке игроков технологически и сервисами.

Со многими интернет-провайдерами («Воля», «Ланет», «Фринет», «МакЛаут») у нас существуют совместные проекты по продаже бандла в их сетях «ШПД + мобильная связь». Возможно, по результатам этих коллабораций, в будущем появятся виртуальные мобильные операторы на базе сети lifecell. В нашей стратегии записаны и такие варианты развития событий.

По вхождению в рынок широкополосного доступа – мы все еще изучаем это направление и открыты к диалогу и сотрудничеству.

Инициатива МинЦифры по преодолению цифрового разрыва

Инициатива действительно замечательная. Но еще в самом начале этого проекта я говорил, что мы могли бы его реализовать в иной способ. Как вы знаете, в рамках проекта операторы должны покрыть интернетом небольшие города, села и поселки, где проживают 1-2 тысячи жителей или еще меньше. И как я говорил ранее, ни один из операторов ранее массово не инвестировал в покрытие сельской местности. Поэтому для покрытия таких регионов – необходимо позаботиться о шеринге инфраструктуры или шеринге инвестиций. Таким образом, благодаря совместным расходам разных операторов, мы могли бы потратить меньше и покрыть почти всю территорию Украины.

Но вместо этого, Правительство вынудило мобильных операторов построить три параллельные сети. И такие инвестиции становятся нецелесообразными и нерентабельными. Решением проблемы могло бы стать создание Фонда по оказанию универсальных услуг. В мире существует такая практика – операторы платят ежегодно 1% от доходов в такие фонды, а правительство использует средства для покрытия непокрытых территорий.

Есть еще один пример. Правительство, используя деньги такого Фонда, проводит тендер на строительство башен, опор, базовых станций в таких районах и затем сдает их в аренду операторам.

На самом деле, проект уже начался, мы все в нем. Все, что я рассказываю – мои мысли, не уверен, что мы можем повлиять или изменить процесс. Я в индустрии более 20 лет, поэтому считаю, что имею право на мнение, и некоторые вещи я реализовывал бы по-другому, исходя из моей экспертизы.

Но все же я за покрытие 100% территории Украины связью, самых отдаленных уголков и поддерживаю любые инициативы Кабинета Министров Украины, Министерства цифровой трансформации, НКРСИ.

Уместно ли внедрение 5G в Украине?

С тех пор, как начали внедрять связь четвертого поколения 4G, многих интересует, что же будет с 5G? И я всегда задаю им один и тот же вопрос: «Что вы ожидаете от 5G»? Обычно вразумительного ответа не получаю. 5-е поколение – это новая трендовая и хайпова тема, о которой много говорят, но мало кто разбирается в ней.

Если Правительство ведет разговоры о 5G, то должно взять на себя инициативу по разработке стратегии и досконально рынку объяснить, зачем нам связь 5-го поколения? Одно дело информационные кампании о необходимости 5G, другое дело обоснования: финансовые, экономические и политические, как использовать эту технологию в украинских реалиях и в каких областях? Потому что 5G – это в первую очередь решение для промышленности, сельского хозяйства, медицины, логистики и автономных беспилотных средств передвижения в транспортном секторе, интернета вещей. А если на 5G переходить, чтобы быстрее загружать кино или музыку, то я уверен, что в этом переходе пока нет никакого смысла.

Какие меры были приняты для работы lifecell в условиях карантина и локдаунов?

Как я уже сказал, с марта наши офисы закрыты, большинство сотрудников работают из дома. Доступ к своим рабочим местам в офисе имеют только те работники, без физического присутствия которых работа невозможна.

Что касается наших магазинов, мы придерживаемся всех требований государственного законодательства: у нас есть маски, санитайзеры, все что угодно, мы очень серьезно относимся к гигиене и состоянию здоровья.

Перед началом корона-кризиса внутри компании мы моделировали различные сценарии, даже самые плохие.

Любой сотрудник в критической ситуации всегда задает себе два вопроса:

  • Что случится со мной, если я заболею?
  • Что будет, если я потеряю работу?

В начале марта 2020, у нас было собрание работников, я обратился к коллективу lifecell и заверил всех, что никто в компании не потеряет работу из-за пандемии и карантина. В апреле мы повысили зарплату нашему персоналу. Ни одного работника мы не уволили под предлогом COVID-19.

Были ли готовы работники перейти на дистанционный режим работы?

На самом деле, мы в lifecell были готовы к дистанционной работе задолго до карантина, так как благодаря диджитализации, которая началась у нас уже давно, мы перестроили большинство процессов.

Благодаря дешборду, который мы создали еще в 2018 году, все процессы, которые происходят в нашей компании зафиксированы и контролируемы. Из центра управления мы имеем доступ ко всем работникам и подразделениям, от техников до отдела продаж или финансов. С некоторыми сотрудниками мы больше 2 лет работали дистанционно, они даже в офисе никогда не были. Поэтому, я хочу сказать, что мы действительно на 100% цифровая компания. И все нововведения для нас прошли в комфортных условиях.

Только аутентифицированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.